Новгородский денежный двор

Новгородский денежный двор

Государев денежный двор в Новгороде Великом был в начале XVII столетия, пожалуй, не меньшим, чем центральный Московский. В Пскове также трудились монетных дел мастера, но их там было чуть более 30. А вот в Москве и Новгороде работало по 100-120 человек. Всю их деятельность регламентировал главный Денежный приказ Самодержца.

Исторические документы сохранили названия основных профессий Новгородского монетного двора. Здесь работали “резцы” (мастера-художники), “плавильщики” (или “металлисты”), “кузнецы”, “волочильщики” (или “проволочники”), “бойцы” (или “плющильники”), “резальщики” монетных заготовок, “чеканщики”, “подмётчики” (помощники чеканщиков), “целовальники” (контролёры-счетоводы). За всеми технологическими операциями следил назначенный староста с личной печатью. Охраняли круглосуточно такое предприятие несколько десятков вооружённых стрельцов. Финансово-производственным учреждением руководил “гость”, то есть богатый новгородский купец, которого государевы власти избирали на один год, поручая нести почётную царскую повинность ответственно и по совести. После окончания безупречной службы московский царь выделял “гостю” солидное денежное вознаграждение.

chekanka-monet

Все работники являлись местными посадскими вольными жителями. Перед тем, как вступить в должность, нанимаемый мастер обязан был привести с собой нескольких поручителей, которые за него “молвили слово”. Спустя два-три дня, “будучи у царского дела”, работник клятвенно перед “гостем” присягал работать послушно и честно, благородного металла и готовых денег не похищать, в расплавленное серебро “злой” меди, “недоброго” свинца или олова не подмешивать, “воровские чеканы не подделывать”. “Гость”, или Голова двора, также приносил торжественную присягу, что “сидя в свой год” будет нести государственную службу “праведно, строго и справедливо”.

Новгородский денежный двор в конце XVI века надёжно огораживался деревянным дубовым “тыном” — высоким бревенчатым забором. Деревянные постройки, в их числе кузницу, литейный, чеканный и другие цеха, стрельцы по углам охраняли в четырёх караульных избах. Входные ворота с прочными засовами были обиты толстым железом. Каждое утро перед работой всякий входящий во двор тщательно обыскивался часовыми, тем самым предотвращалась любая возможность проноса посторонних предметов либо дешёвого металла, который мог бы попасть в расплавленное серебро. После окончания трудового дня всех мастеровых раздевали “донага”, чтобы они не вынесли готовых денег, полуфабрикатов либо отходов производства. Учёт брака, появлявшегося в процессе выпуска денег, вёлся администрацией очень строгий, что подтверждают бухгалтерские книги того времени, сохранившие об этом записи.

Заработную плату мастеровые получали сдельную. Дневная норма выработки не всегда была одинаковой, а зависела от размера поступившего заказа на выпуск монет. Любой собственник серебра: или купец, или посадский простолюдин, или даже иноземец, мог прийти к старосте двора со своим сырьём. Его взвешивали, оценивали и потом принимали заказ на изготовление монет. После уплаты пошлины в царскую казну и полного расчёта за выполненную работу, заказчику на руки выдавали требуемое количество серебряных платёжных единиц. Как правило, работники денежного двора получали, так указывают исторические документы, “по 10 денег с полушкой за одну гривенку” отработанного серебра. Больше всего оплачивался квалифицированный труд художников-“резцов”, то есть гравёров, что готовили маточники со штемпелями. У “резца” заработок зависел не от сдельного выполнения своих обязанностей, а устанавливался в форме жалования, как у старосты и “гостя”, только меньшего размера, однако всё равно он в несколько раз превышал годовую оплату других опытных работников предприятия.

Привилегированное положение денежных мастеровых выражалось в том, что в Новгороде они были освобождены от общеобязательных городских повинностей: их не привлекали к строительству дорог, мостов, зданий, ночных охранных дозоров и других общественных работ. Проживали служивые, в основном, отдельной улицей на Денежной слободе или рядом с ней. Трапезу в полдень принимали в столовой. Когда поступал крупный заказ на изготовление денег, то некоторые “станицы” (или артели) мастеровых, не уходя домой, могли несколько недель провести за работой по его выполнению, ночуя тут же во дворе в отдельной просторной избе, расходы на пропитание возлагались на заказчика. Соответственно, за выполнение такого важного “государева денежного дела в ночь и день беспрестанно” мастеровых награждали повышенной оплатой.

wordpress themes.
© 2014-2017 Все права защищены.